ICQ консультант 655339021 с 8 до 17 часов, суббота и воскресенье - выходные
многоканальный (495) 729-4149, (496) 549-24-16
VK
Русский Ламинат


Где купить нашу
продукцию?

Мебель удержится на хороших плитах

Как известно, эти плиты во всем мире являются главным «хлебом» мебельной промышленности. Однако российская мебель остается по-прежнему совершенно неизвестной на мировом мебельном рынке, теряя последние доли процентов участия в нем. Одна из причин – проблема качества российских плит.
Основным сырьем для производства корпусной мебели не только в России, но и во всем мире, являются сегодня и останутся в обозримом будущем древесностружечные плиты. В меньшей степени это относится к фанере и древесноволокнистым плитам средней плотности (МДФ). Основная доля этих материалов производится по иностранным технологиям и на иностранном оборудовании, но требования к готовой продукции в России сильно отличаются от европейских и других аналогов.

Главная – древесностружечная.
Надо сказать, что подотрасль древесностружечных плит прошла в последние два десятка лет тяжелейшие испытания. В середине 1990-х гг., когда российские мебельщики длительное время сокращали производство, многие производители ДСП оказались в катастрофическом положении из-за значительно менее гибкой технологической специфики своих производств. В этот период всем им было не до реконструкции и модернизации производства. Главной задачей было выжить, и с ней справились не все. Когда после дефолта 1998 года мебельная промышленность стала восстанавливаться, в России осталось действовать менее четырех десятков линий по производству древесностружечных плит. Большинство из них были созданы в период до 1980 года, и некоторые до сегодняшнего дня работают с высокими издержками производства, имея при этом серьезные проблемы с качеством. Вследствие высокой себестоимости средняя цена шлифованных плит у нас в стране составляла 4300–4700 руб. за м3 (124–136), что на 30–40% было выше европейских цен. Поэтому экспорт древесностружечных плит был практически невозможен (за исключением Казахстана и других среднеазиатских стран).
По облицованным плитам ситуация складывалась таким образом, что в 2003 г. средняя цена импортных плит у потребителя (с учетом транспортных и таможенных издержек) составила 8569 руб. за м3, а отечественных 8655 руб. м3, т.е. завозить импортные плиты оказалось дешевле отечественных. По необлицованным ситуация была иной. Известно, что их перевозка на 500 км практически удваивает их цену. С учетом транспортировки и таможенных издержек цена импортной необлицованной плиты у потребителя была на 60% дороже отечественной. Однако дефицит и неудовлетворительное качество отечественной продукции приводили к тому, что импорт шлифованных и ламинированных плит доходил до 480 тыс. м3 в год, несмотря на огромные транспортные издержки.

С объемами решили.
Однако начиная с 2004 г. в этой базовой отрасли начали происходить кардинальные изменения. Проекты строительства плитных заводов для России оказались инвестиционно более привлекательными по сравнению с другими производствами по переработке древесины, хотя имелся и сдерживающий фактор – довольно высокая стоимость таких проектов в зависимости от мощности и типа производства. Сроки окупаемости – 5–6 лет при продолжительности строительства около полутора лет.
Специалисты давно предсказывали необходимость и неизбежность таких перемен, однако темп инноваций оказался высоким. В то время как во многих странах мощности по производству ДСП оказались излишними, не могли получить полноценную загрузку и подвергались перепрофилированию на производство МДФ и других видов плит, российские мощности продолжали расти.
Темп развития плитной подотрасли в посткризисный период в Китае и России оказался одинаково не слишком высоким, однако падение производства у других ведущих производителей вывело Россию на вторую позицию. При такой ситуации в развитии производства неизбежным становится вопрос о выводе готовой продукции в виде плит, а еще лучше мебели, на зарубежные рынки, что и делается в Китае.

Устаревшее оборудование.
Российские промышленники на мировом рынке являются одними из главных покупателей оборудования для деревообработки и мебельного производства, однако российская мебель практически неизвестна потребителям в других странах. Неужели мы совершенно не можем использовать возможности современной техники? Одной из важных причин, способствовавших созданию такой ситуации, являлось до сих пор неудовлетворительное положение с производством в стране древесных плит, являющихся главной сырьевой базой современной корпусной мебели. 
В Китае большинство производств создано сравнительно недавно и оснащено современным оборудованием, в том числе собственного китайского машиностроения, получившего лицензии от лучших мировых производителей. Однако у нас ситуация выглядит сложнее. Собственное машиностроение отсутствует полностью. Более половины плит продолжает производиться на устаревших линиях периодического прессования. По отчетным данным за 9 месяцев 2013 г. на маломощных линиях периодического прессования до сих пор выпускается более 56% продукции.
Отсюда видно, что качественный состав плитных предприятий поднимается медленно, а устаревшие производства пока не спешат модернизироваться. Некоторые новые предприятия пытаются задействовать устаревшие технологические линии, выведенные из эксплуатации в Европе. Это позволяет экономить капиталовложения, но делает их сильно уязвимыми даже в ближайшей перспективе, поскольку, несмотря на кризисное торможение, строительство новых мощностей все же ведется. А выходить на внешние рынки как с плитами ДСП, так и МДФ, ОСБ и LVL смогут только предприятия, оснащенные современными линиями непрерывного прессования «контироль». При изготовлении плит на этом оборудовании уменьшаются объемы использования смолы, древесины, тепловой и электрической энергии. Продукция отличается стабильностью качества и при пониженной стоимости древесного сырья обладает конкурентными преимуществами.
Линия ламинирования Wemchoner с тиснением синхронных пор
В Европе и Америке маломощные предприятия давно оказались нерентабельными и закрылись, а у нас до последнего времени делались попытки запустить маленькие заводики с производительностью до 100 тыс. м3. По расчетам российского института «ВНИИДРЕВ», приемлемая экономическая эффективность предприятия обеспечивается при мощности завода ДСП с непрерывным прессом не менее 250 тыс. м3/год, а в России пока почти 5 десятков линий имеют суммарную мощность около 7,5 млн. м3, т.е. средняя составляет всего около 150 тыс. м3. Современных предприятий всего несколько, поэтому положение может исправить только ожидаемый ввод еще 5–6 современных производств. Сохранению устаревших производств способствует не совсем удачное размещение новых современных мощностей, оказавшихся сконцентрированными в зоне на севере и северо-западе от Москвы.

Проблемы качества.
Значительная часть отечественных мебельщиков оказалась недостаточно готовой к радикальным изменениям в предложении новых объемов и видов сырья для своих производств. Складывается впечатление, что большая часть производителей свыклась с привычкой изготавливать мебель только из древесностружечных плит толщиной 16, максимум 22 мм, используя крайне узкий ассортимент предлагаемых отечественными плитными предприятиями декоров. Неизбалованный отечественный потребитель до сих пор проглатывал все, и нужды работать на экспорт российские мебельщики до последнего времени не испытывали. 
Этому способствовал высокий уровень защищенности отечественного рынка импортными пошлинами, который начал разрушаться совсем недавно, после вступления России в ВТО. А уж на ситуацию с качеством вообще мало кто обращает внимание. Реальные испытания экологической безопасности мебели не производятся, и этому способствуют, как ни странно, наши санитарные нормы. Они кажутся настолько жесткими, что выполнить их не может никто, включая и лучшие зарубежные предприятия. Сегодня спор между российской Ассоциацией мебельщиков и санитарно-надзорными органами страны дошел уже до Брюсселя, где он рассматривался на заседании подгруппы лесной промышленности в рамках Промышленного и регулятивного диалога Европейского союза и России. На заседании подгруппы лесной промышленности 19 ноября 2013 г. АМДПР была сделана презентация Технического регламента Таможенного союза «О безопасности мебельной продукции» – единственного регулирующего документа по продукции лесопромышленного комплекса, принятого в рамках Таможенного союза. Выступившие по данному вопросу руководители Европейской мебельной и деревообрабатывающей конфедерации (EFIC), Европейской плитной ассоциации (EPF), Европейской мебельной ассоциации (UEA) поддержали инициативу принятия Таможенным союзом регламентирующего документа на мебельную продукцию и высказали свою озабоченность по поводу установления сверхжесткого норматива выделения свободного формальдегида, как для мебельной, так и для плитной продукции. Норматив 0,01 мг/м3 в 10 раз жестче, чем действующий в настоящее время в странах ЕС показатель безопасности, принятый на основе рекомендаций Всемирной организации здравоохранения – 0,124 мг/м3. Участники заседания обратились к председательствующему на заседании представителю Еврокомиссии с просьбой о необходимости обращения в Евразийскую экономическую комиссию по вопросу гармонизации установленного Таможенным союзом норматива выделения свободного формальдегида для мебели и полимерсодержащих древесных материалов. Однако в споре о нормативе не затрагивается вопрос об установлении единой методики проведения испытаний. А методики эти различны:
- по Калифорнийской декларации, используемой в США, норматив действует на необлицованную плиту;
- европейские нормативы – на частично облицованную;
- в России выделение формальдегида можно измерять на полностью облицованных деталях. То есть примерно так, как определять содержание алкоголя в крови по тому, насколько плохо закупорена бутылка. 
Сегодня европейцы встревожены ситуацией, поскольку им грозит запрет поставки мебели в Россию, но все же они ждут от нашей стороны методики проведения испытаний для окончательной оценки. Таких расхождений с зарубежными стандартами у российских производителей много, и до их устранения выйти на мировые рынки будет сложно. Не зря соседи-украинцы оценили затраты на согласование нормативов при вступлении в Евросоюз во многие миллиарды долларов.

Облицовка.
Когда сегодня мебельщики говорят о плитах ДСП, под этим, как правило, подразумеваются ламинированные или реже – кашированные плиты. В необлицованном, или «сыром», виде плиты практически уже не используют. Облицовка плит выполняет и декоративную и защитную функцию. Причем речь идет не только о защите поверхности от повреждений, но и защите окружающей среды от вредных выделений формальдегида и стирола из плит.
Эмиссия вредных веществ из мебели определяется совокупностью трех факторов: 
- содержанием формальдегида в плитных материалах, что должно измеряться на сырой необлицованной плите; 
- изолирующими свойствами защитно-декоративных покрытий, что может быть характерно для облицованных плит;
- полнотой закрытия поверхностей, кромок и технологических отверстий, что относится уже только к мебели. 
В реальности изучением и разделением этих параметров никто не занимается, что приводит только к возникновению трений между плитчиками, мебельщиками и санитарным надзором. В результате для производства плит используются смолы с прошедшими сроками годности, для ламинирования плит вместо бумаг 130 г/м2 используются бумаги весом 7–80 г, которые обладают значительно худшими изолирующими свойствами, а в технических регламентах и мебельных стандартах отсутствуют требования об обязательной заделке технологических отверстий и невидимых кромок мебельных щитов. В результате требования к экологической безопасности плит и мебели носят формальный и недееспособный характер. Из-за массовости нарушений в стране на это никто не обращает внимания, но выходить на внешние рынки – как с плитой, так и с мебелью – при таком подходе невозможно.
Для получения высококачественной поверхности ламинированных плит необходим меламин, который в нашей стране до последнего времени практически не производился, что также не способствовало конкурентности российской продукции. В мире борьба за повышение качества плит идет непрерывно, потребители требуют максимального соответствия их внешнего вида натуральной древесине. Ведущие производители техники уже активно работают над двусторонним тиснением синхронных пор на линиях ламинирования, но для большинства российских производителей с их устаревшей техникой это пока только мечты.
Чтобы не повторить сегодня путь многих мировых компаний, закрывающих свои производства, российским производителям плит необходимо принять решительные меры по проведению модернизации своих линий и повышению качества производимой продукции. И первым делом необходимо перестать проталкивать повсюду «советский паровоз» и привести технические требования к плитной и мебельной продукции в соответствие с мировыми нормативами, а также обеспечить возобновление финансирования научных разработок.

Материал предоставлен журналом "Фабрика мебели".



Возврат к списку

(Нет голосов)

Мы свяжемся с вами